г. Новосибирск
Пр.Карла Маркса, д.57, оф.№209.
Станция метро Студенческая.
8-923-709-4741,
8-913-925-5206

Подписка

self-nsk.ru Статьи Лиза. Работа с нарушением пищевого поведения. (Случай из практики)

Лиза. Работа с нарушением пищевого поведения. (Случай из практики)

25.12.2015 13:16

Однажды мне позвонила женщина и рассказала, что у ее дочери большие проблемы с питанием.

Она просила записать дочь на консультацию, но прежде мама хотела всё подробно рассказать, как нужно помочь ее девочке.

"Алёна Сергеевна, вы, пожалуйста, скажите ей, чтобы она хорошо ела, чтобы набирала вес, скажите, что такая худенькая она некрасивая".

Известное дело. Большинство приходов девушек с нарушением пищевого поведения начинаются со звонка их мам. Совпадение ли это? Очевидно, что мама включена в процесс приема пищи своей дочкой и, как оказалось, не только в этот процесс.

Через несколько дней пришла Лиза.
Хрупкая, красивая, трогательная. Она вызывала много нежности и желания позаботиться о ней. У Лизы было много нарушений, связанных с приёмом пищи.

Когда-то в школе она занималась художественной гимнастикой. Однако это воспринималось как должное, и все ее успехи сопровождались словами родителей о том, что она может ещё лучше, если будет стараться.

Вот Лиза и старается. Только теперь её старания лежат в области фигуры. Она всегда повторяет себе слова, что может стать ещё лучше (это означает - ещё худее), если будет стараться, а значит меньше есть!

После серьёзной травмы в 16 лет со спортом пришлось закончить. Лиза в течение почти года лежала в больнице. Вот тут впервые девочка увидела, как вся семья переживает и волнуется за неё. Отец, всю жизнь страдающий алкоголизмом, бросил пить. Мама стала говорить о своих чувствах к ней, о том, что волнуется очень и переживает.

Через год Лиза вышла из больницы, полностью восстановившись, но волноваться меньше за нее не стали. Бессознательно девочка сделал для себя выводы, что доброй и понимающей мама становится тогда, когда у девочки проблемы со здоровьем.

Но это лишь одна из множества причин того, что с ней происходило дальше. Перестав заниматься спортом и соблюдать режим, Лиза начала набирать вес. Заточенная на получение результата, она быстро нашла способ справиться с этим. Она перестала есть вообще! Ложка творога, яблоко или яйцо - всё, что она могла позволить себе за день.

25 кг за год она потеряла. Через год началась обратная история. Истощённый организм теперь не мог остановиться есть. Она ела всё подряд огромными порциями и совершенно не чувствовала вкуса еды. Вкус не имел никакого значения. Просто компульсивное заглатывание пищи. А затем, конечно, вызывание рвоты.

Еще год она делала это тайком от родителей. Когда тайна раскрылась, то мама забила тревогу и начала обращаться к специалистам. Так Лиза оказалась у меня в кабинете. Усталая, измученная своим состоянием, в безвыходности и отчаяние.

Работа с Лизой была непростой и очень кропотливой. В течение двух лет регулярных встреч нам удалось наладить ее отношения с едой и людьми. Сейчас Лиза встречается с молодым человеком, и вес ее стабилен. С едой они больше не враги. Ко мне Лиза заходит раз в три месяца для поддерживающей терапии, и сейчас мне достаточно спокойно за нее.

Она многому научилась за время нашей работы. Прежде всего мы разбирались в ее отношениях с мамой. Ведь известно, что кормит ребенка прежде всего мать. А значит, отношения с едой отражают отношения с мамой.

Нам пришлось несколько встреч провести втроем. Лиза не раз со слезами на глазах говорила о маминых двойных посланиях. С одной стороны, мама говорила, что поможет Лизе соблюдать правильное питание и поддерживать ее в здоровых диетах, с другой стороны, каждый вечер она готовила что-то ужасно вкусное, жареные котлеты или удивительный торт, устоять и не поесть которых на ночь было невозможно.

Когда мама пришла на прием, то моя задача была в том, чтобы помочь этим двум женщинам составить диалог так, чтобы они могли услышать друг друга и наконец-то встретиться. Лизе удалось сказать маме, как ей тяжело, когда мама ее так контролирует в питании, что она понимает - мама хоть и делает вид, но на самом деле не случайно приходит на кухню, как только туда заходит Лиза, а конечно с целью подсказать, что ей сейчас будет лучше поесть.

Мама тоже плакала. Как крик души были ее слова "Я же так показываю ей, что люблю её. А как Лиза узнает, что я её люблю, если я не буду ей готовить вкусное?”.

Дальше мы учились о любви говорить. Конечно, оказалось, что у мамы у самой непростая история отношений со своей мамой. В маминой семье много приходилось думать о выживании, и никто не учил говорить о чувствах и замечать свои желания. Было только "надо", "должен", и всё, что касалось отношений и тепла к близким считалось чушью.

Отношения между Лизой и мамой изменились. Они научились больше говорить друг с другом. Мама заметила, что Лиза уже взрослая, что ее можно не контролировать не только в питании, но и в выборе друзей и увлечений.  

В семье договорились о границах. Теперь в комнаты к друг другу члены семьи заходят только со стуком, уважая интересы другого. Мама заметила, что рядом с ней есть еще и муж, отношения с которым давно ушли на второй план. Сейчас она готовит котлеты для него, и они вместе гуляют вечерами, пока Лиза делает шаги в свою взрослую жизнь, получая свой опыт.

Нарушения пищевого поведения - это всегда история о всей семье. Прекрасно, что у Лизы оказалась семья, которая была готова пройти вместе с ней весь путь ее выздоровления.

Долгие месяцы Лиза старалась изменить свой привычный образ жизни. Не всегда всё протекало гладко в ходе терапии. В первый год отчаяние возникало по очереди и у Лизы, и у меня.

Интересно, что когда Лизе казалось, что ничего не меняется, я удивлялась и показывала ей очевидные результаты ее усилий: после нескольких месяцев встреч у нее появились разные увлечения, и еда уже не главное, о чем она думает, и вызывать рвоту она сталоа значительно реже.

Когда же руки опускались у меня, Лиза начинала рассказывать обо всех изменениях, что происходят с ней. И это было очень терапевтично. Она могла сама заметить и похвалить себя за тот путь, что проделывает ежедневно.

Сейчас я вспоминаю Лизу и ее маму с большим теплом и благодарностью. Лиза сразу знала то, что она хочет получить, и целенаправленно шла к этому. Она знала, что путь будет долгий и непростой. В процессе индивидуальной терапии она приходила на терапевтическую группу, где отрабатывала свой навык заявлять о себе, своих интересах, отстаивать свою точку зрения, давать и получать поддержку от других людей.

Со временем она научилась ладить с едой, с мамой, с людьми.  Да осилит дорогу идущий.

Шикова Алёна Сергеевна

 


Специалисты

Алена Шикова
Алена Шикова
психолог-консультант
Ирина Руди
Ирина Руди
психолог-консультант
Осипова Тамара
Осипова Тамара
психолог-консультант
Рябкова Мария
Рябкова Мария
психолог-консультант
v
Егор Синишин
психолог-консультант
v
Батухтина Людмила
психолог-консультант